Земля  КРЫМ
Там русский дух...
там Русью пахнет!

И там я был, и мёд я пил;
У моря видел дуб зелёный
Под ним сидел, и кот учёный
Свои мне сказки говорил.
A.C.Пушкин
Карта сайта
ПАМЯТНИКИ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ КРЫМА
Православные святыни Крыма
Пещерные города и монастыри Крыма
ВИНОДЕЛИЕ КРЫМА
ИНКЕРМАН
Коктебель
Массандра
Новый Свет
Солнечная Долина
ЛЕГЕНДЫ И МИФЫ КРЫМА
Часть 1
Часть 2
Часть 3
Кохтебельские легенды
Кадык-койские легенды
Татарские поверья
Отузские легенды
Ялы-богазские легенды
Туклукские предания
Козские легенды
Судакские легенды
Кизильташские предания
Старо-Крымские легенды
Джанкойские легенды
Карадагские легенды
Керченские легенды
Феодосийские легенды
Таракташские легенды
Алуштинские легеннды
оглавление >>  
 
Санкт-Петербургский пансионат
ИМЕНИЕ
ГРАФА УСТИНОВА
Элитный отдых в Крыму
в гостях у его сиятельства
Имение графа Устинова

Дачный отдых в крымском имении
Непринуждённый и романтический отдых
Описание номеров
Стоимость размещениия
 
    Земля КРЫМ >>  Легенды и мифы Крыма >>  Часть 2 >>  АНТАРАМ ( Отузская легенда )
Легенды и мифы Крыма
АНТАРАМ ( Отузская легенда )

Краткое содержание легенды.

В легенде рассказана история
Седрака-начальника и
Антарам.
Седрак и Антарам жили
в Крыму, в Чалках.
Юная красавица Антарам
стала женой Седрака
когда ему перевалило за
шестьдесят.
Антарам хранила верность
Седраку, но Седрак,
терзаемый ревностью,
довел Антарам до смерти.
После похорон Антарам
Сердак умер на ее могиле,
терзаемый муками раскаяния.




Полный текст легенды.

Когда Седрак-начальник, Седрак-Бахр-баш, решил жениться,
все говорили: не будет толку. Человеку за шестьдесят,
а невеста не поднимала ещё глаз на мужчину. И жалели Антарам.

Но Седрак-начальник нашёл горный цветок, лучше которого
не видел, и не хотел, чтобы он достался другому.

А что решал Седрак-начальник, от того никогда не отступал.

И Седрак-начальник женился на Антарам.

Чалкинцы поздравляли:

— Послал Бог счастье.

Но между собой говорили:

— Запрёт старик бедную Антарам. К чему и богатство!

И запер Седрак-начальник молодую жену в своем чалкинском балате,
где били фонтаны и ломились под тяжестью плодов фруктовые деревья,
но куда никто не проникал кроме старух и стариков.

Так не видели чалкинцы Антарам целый год, а когда увидели
на празднике Сурп-хача в Эскикрымском монастыре,
не узнали её. Не улыбалась больше Антарам и стала похожа
на святую Шушанику.

Благословил её после службы старый архимандрит и,
так, чтобы не услышали другие, сказал:

— Не грусти. Всё в воле Божьей.

И избрал её, чтобы раздавала награды борцам, которые пришли
из Эски-Крыма, Карадага и Чалков показать свою удаль и силу.

Узнали борцы, кто будет раздавать награды, и в кругу собравшегося
народа началась борьба молодёжи, какой давно не видели.

Не жалели себя молодцы. Как тигры бросались друг на друга,
и напряжённые мускулы их казались выкованными из железа.

Особенно восхищал всех Георгий из Чалков. Он в миг укладывал
на землю неопытного противника и, подняв его на вытянутых руках,
долго держал над головой.

Загорелись глаза у Ангарам и отдала она ему первую награду — арабский
диргем и шёлковую ткань для праздничного наряда. Преклонился пред нею
Георгий и чуть слышно вымолвил:

— Имис окис, сердце моё!

Кивнул на поклон небрежно головой Седрак-начальник,
отплюнулся небрежно в сторону.

— Молодость только на то и годится, чтобы хвастать своими мускулами,
оттого что нечем больше.

И поспешил увезти Антарам в свои Чалки.

Потянулся второй год хуже первого. Тосковала Антарам,
и от тоски стала ещё прекраснее.

Мускус бронзового тела её пьянил старика, а тени думки на лице
затемняли у него рассудок.

Жизнь бы отдал за неё Седрак-начальник, умер бы, обняв её колени,
и мучил её без конца безумной ревностью, и ненавидел всех людей,
на которых она могла посмотреть.

Чтобы не оставлять жены без себя, он редко выходил из балата
и оттого казался чалкинцаги ещё больше неприступным и суровым.

И вдруг дошла весть, что на Коктебель напали арнауты,
вырезали армян, сожгли церковь, убили священника.

Взволновались Чалки, и все, кто мог, стали отправлять жён
и детей в дальние деревни. Пришлось и Седраку-начальнику
расстаться с Антарам. Окружив всадниками, он отправил её
к старому другу, в которого верил, и стал ждать вестей.

Писала Антарам. Но письма не глаза, — не прочтёшь в них,
что прочтёшь в глазах.

И мучился Седрак-начальник от ревности ещё больше, чем прежде.
Переменил людей при Антарам, послал старуху следить,
с кем она больше говорит, на кого охотно смотрит.

Вернулась старуха.

— Напрасно оставил при ней Георгия. Сам себе беду делаешь.

В ту же ночь полетел гонец за Георгием, а наутро прибыл Георгий
с письмом от Антарам.

Прочел Седрак-начальник письмо и стал белее стены. В первый
раз упрекала его Антарам, в первый раз жаловалась на судьбу.

— Зачем не веришь людям, зачем отозвал Георгия? Он самый верный слуга.
Зачем обидел меня?

Сверкнул злобой косой глаз Седрака-начальника, и приказал он Георгию
отвезти письмо в стан арнаутов. Знал, чем кончится дело.

И вернул Антарам в Чалки.

Не посмотрел на неё, когда она вошла в дом; запер в глухую башню,
а ключ швырнул в пропасть.

— Теперь люби своего Георгия.

Целые ночи неслись стоны из башни, и рвал седые волосы
Седрак-начальник, и боялись люди подходить к нему.

А на третью ночь затихли стоны, и показалось Седраку-начальнику,
что подошла к нему тень Антарам и стала гладить его больную голову.

— Я умерла, — шептала тень, — и скоро уйду отсюда, и пришла к тебе
только, чтобы успокоить тебя. Антарам не изменила тебе и,
когда другие люди не любили тебя, — Антарам берегла твою старость.
Хотел Георгий убить тебя, Антарам сказала: Искупи грех своей мысли.
Если любишь, отдашь жизнь за него. И поклялся Георгий сделать так.
Невинна Антарам. Клялась она быть верной тебе, такой и умерла.

Бросился Седрак-начальник к башне, разбудил людей, велел взломать двери.

Вбежали люди в башню и увидели Антарам мёртвой.

Три дня не пил и не ел Седрак-начальник, стоял у остывшего тела;
сам положил его в могилу, сам засыпал землёй и своими руками
построил часовню на могиле, хотя и не был каменщиком.
А когда окончил работу — тут же и умер.

И была на часовне высечена надпись:
«Построил часовню на могиле жены начальник крепости Седрак.
Замучил бедную напрасно. Господи, прости ему тяжкий грех».

* * *

Лет тридцать назад работавшие в Чалках инженеры нашли
у источника Бахр-баш-чокрак, под Эчкидагом,
развалины часовни и камень с высеченной надписью
на староармянском языке.

Прочли: «Построил часовню на могиле жены начальник крепости…»

Время стёрло остальные слова.

Видно, простил Господь Седраку его тяжкий грех.




Пояснения к легенде.

Чалки — незаселённая сейчас долина,
смежная с отузской, по климатическим условиям
и красоте местности обещает в будущем стать
одним из лучших крымских курортов.
По преданию, в Чалках существовало некогда
значительное армянское поселение;
а развалины часовни у источника
Бахр-баш-чокрак (источник Медной головы),
сохранились и доселе.
Найденную у источника плиту с надписью
на староармянском языке прочёл местный
палеограф Степан Никитыч Лазов,
от которого я и слышал легенду об Антарам.
Детали легенды сообщила проживавшая
в Отузах Александра Лазаревна Батаева.
Часть армян по завоевании Армении татарами
в 1262 году, была переселена в район
Астрахани и Казани, но затем переселенцам
разрешили перейти в Крым.
(Зап. Одесс. Общ. Ист. И древ. Т. IV, стр. 92).
Следы их поселений сохранились
на протяжении от Старого Крыма до Коз.
В Карадаге, полуистёртая надпись на
развалине церкви св. Стефана свидетельствует,
что эта церковь была построена армянами
в 1400-м году (ibid. Т. X, ст. 446).
В Старом Крыму (Эски-Крым) сохранились
развалины шести армянских церквей,
а монастырь Сурп-Хач (Святого Креста)
функционирует и в наши дни.
Правда, обстановка его крайне убога,
в монастыре живет один больной,
неслужащий архимандрит и сторож,
психически больной, но ещё в моём детстве
в храмовый праздник сюда стекалась
масса народа со всех окрестностей монастыря,
совершалось торжественное богослужение,
происходила борьба, закалались в жертву бараны;
последнее исполняется благочестивыми
армянами и теперь.
Воспоминания об арнаутах живут среди татар,
как о народе жестоком и беспощадном. — У них
была железная душа, говорят татары.
Арнауты-албанцы — потомки древних пеласгов,
некогда составляли цвет турецкого войска.


Печатается по изданию: «Легенды Крыма», Н. Маркс. Выпуск второй. М., 1915.



ЛЕГЕНДЫ И МИФЫ КРЫМА
Часть 1

Часть 2



Часть 3

Кохтебельские легенды

Кадык-койские легенды

Татарские поверья

Отузские легенды

Ялы-богазские легенды

Туклукские предания

Козские легенды

Судакские легенды

Кизильташские предания

Старо-Крымские легенды

Джанкойские легенды

Карадагские легенды

Керченские легенды

Феодосийские легенды

Таракташские легенды

Алуштинские легеннды

Земля КРЫМ
ЩЕЛКИНО

КЕРЧЬ

ГЕРОЕВСКОЕ

ПРИМОРСКИЙ

ФЕОДОСИЯ

ОРДЖОНИКИДЗЕ

КОКТЕБЕЛЬ

КУРОРТНОЕ

ЩЕБЕТОВКА

СОЛНЕЧНАЯ ДОЛИНА

СУДАК

НОВЫЙ СВЕТ

МОРСКОЕ

ВОРОН

АЛУШТА

ПАРТЕНИТ

ГУРЗУФ

ОТРАДНОЕ

МАССАНДРА

ЯЛТА

ЛИВАДИЯ

ОРЕАНДА

КУРПАТЫ

ГАСПРА

КАРЕИЗ

АЛУПКА

СИМЕИЗ

КАЦИВЕЛИ

ПОНИЗОВКА

БЕРЕГОВОЕ

САНАТОРНОЕ

ФОРОС

СЕВАСТОПОЛЬ

КАЧА

НИКОЛАЕВКА

НОВОФЕДОРОВКА

САКИ

ЕВПАТОРИЯ

ЗАОЗЕРНОЕ

МИРНЫЙ

ЧЕРНОМОРСКОЕ

КРАСНОПЕРЕКОПСК

--------------------------------
ДЖАНКОЙ

СИМФЕРОПОЛЬ

БАХЧИСАРАЙ

СТАРЫЙ КРЫМ

ОКТЯБРЬСКОЕ

ПЕРВОМАЙСКОЕ

НОВОСЕЛОВСКОЕ

БЕЛОГОРСК

ЛЕНИНО

БАГЕРОВО

ГРУШЕВКА

КУРСКОЕ

ЗЕМЛЯНИЧНОЕ

ДАЧНОЕ

ВЕСЁЛОЕ

--------------------------------
ADVERTISING / РЕКЛАМА
Северные леса на www.les-group.ru.





Rambler's Top100